Юля Лапова

Гуру : Сергей Рубцов

За месяц или за два слу­чи­лось так, что иссяк­ли все силы, и иссяк­ло жела­ние про­буж­де­ния пол­но­стью. Я поня­ла, что боль­ше физи­че­ски не могу ни думать об этом, ни гово­рить. Решила, что раз оно не слу­чи­лось, то все, что я могу, это жить как-то даль­ше все рав­но как. И я нача­ла делать какие-то про­стые вещи, кото­рые до это­го не поз­во­ля­ла, слу­ша­ла музы­ку, смот­ре­ла кино, с кем-то обща­лась про­сто так.

Какие-то оста­ва­лись зад­ние мыс­ли, что я сей­час забе­ре­ме­нею и, когда буду рожать, слу­чит­ся сама­д­хи, потом, может быть, что-нибудь про­изой­дет. Но потом я вооб­ще забы­ла, зачем я соби­ра­лась рожать. Все ста­ло все рав­но.

Вместе с тем реши­лись окон­ча­тель­но неко­то­рые про­бле­мы…

После про­буж­де­ния

Записала на сле­ду­ю­щий день:

Вчера это слу­чи­лось, 28 июня. Длилось весь день вче­ра. Полностью раз­мы­тое состо­я­ние, в кото­рое как-то мяг­ко затя­ну­ло, вдруг думаю: «что-то не то». Смотрю на себя и пони­маю, что меня нету. Нет гра­ниц.

И все не верит­ся — неуже­ли всё? так про­сто и все?? и ниче­го боль­ше?? и опять смот­рю, смот­рю на себя и не нахо­жу. А на лице улыб­ка иди­от­ская, пото­му что а ведь ниче­го кро­ме это­го и не нуж­но боль­ше… и думаю, а соб­ствен­но кро­ме чего ЭТОГО? соб­ствен­но что это ЭТО? и что слу­чи­лось… Потому что ведь не слу­чи­лось ров­ным сче­том ниче­го. Никакого про­буж­де­ния не про­изо­шло, пото­му что нико­го нет, с кем оно могло бы слу­чить­ся.

Чувствую, что глаз нет. Я все­гда чув­ство­ва­ла напря­же­ние в гла­зах, а сей­час их нет вооб­ще. Как буд­то пусто­та в глаз­ни­цах. Не гла­за­ми смот­рю, пото­му что их нет.

Вечером, когда уже засы­пать соби­ра­лись, Катя обня­ла меня рукой. И я вижу: ее тело есть, а на моем месте пусто­та. И я нача­ла думать: как же ее рука на мне лежит, навер­но есть какая-то обо­лоч­ка.

Такая радо­сть без­гра­нич­ная была в тот день, я ниче­го не пони­ма­ла, дума­ла, может быть, это про­буж­де­ние, но не могла вспом­нить всю преды­ду­щую неде­лю. Я дума­ла, что вро­де бы ниче­го не слу­ча­лось, вро­де бы так было все­гда. Просто сей­час что-то лиш­нее про­па­ло.

Через неко­то­рое вре­мя все-таки уда­лось опре­де­лить, что слу­чи­лось это в поне­дель­ник, а до это­го я про­сто не пом­ню неде­лю или боль­ше.

Первые три дня было так хоро­шо, было все рав­но, про­буж­де­ние это или нет. Я дума­ла: «вот тепе­рь-то я отдох­ну, тепе­рь-то я буду жить спо­кой­но сво­ей жиз­нью, толь­ко надо нико­му не рас­ска­зы­вать об этом, а то еще нач­нут спра­ши­вать, а я не хочу ни о чем гово­рить.»

День на тре­тий мыс­ли ста­ли думать­ся немно­го более логич­но. И ста­ло оче­вид­но, что «жить сво­ей жиз­нью» уже не полу­чит­ся, пото­му что меня нет. Я пыта­лась понять, что я до это­го счи­та­ла сво­ей жиз­нью и не могла понять. Меня нет. Нет ниче­го мое­го.

Пыталась най­ти свои жела­ния — их нет, и я с тру­дом вспо­ми­на­ла, чего я хоте­ла до это­го. Понимаю что тот, кто чего-то хотел, исчез. Нет вопро­сов. Нет того, кто мог бы что-то искать.

Потом обна­ру­жи­лось, что когда я на рабо­те делаю какие-то дела, то под­за­бы­ваю или отвле­ка­юсь от это­го, но если оста­юсь хоть на мину­ту одна, то все мыс­ли воз­вра­ща­ют­ся к это­му. Хотя мыс­ли не могут про­ник­нуть в это, ско­рее мыс­ли кру­тят­ся вокруг, но никак не могут кос­нуть­ся его. Мысли постро­е­ны из бес­по­лез­ных слов. Вернее ска­зать, когда я одна, более оче­вид­но ста­но­вит­ся при­сут­ствие это­го, да и тоже не так.

Но не могу ска­зать, что есть жела­ние остать­ся одной. Одна — хоро­шо, не одна — ну и лад­но. И то и то инте­рес­но. Тоже где-то на тре­тий день появи­лась необ­хо­ди­мо­сть рас­ска­зать кому-нибудь об этом. В резуль­та­те ста­ло оче­вид­но, что об этом невоз­мож­но смол­чать.

На людей инте­рес­но смот­реть, я до это­го вооб­ще нико­го не виде­ла как буд­то. Тот, кто сидел внут­ри, пол­но­стью вла­дел моим вни­ма­ни­ем. А люди все такие кра­си­вые.

Увидела свое тело в зер­ка­ле и тоже пора­зи­лась, я и себя до это­го не виде­ла. Теперь вижу: есть это тело, такое какое есть. Это что, мое тело?? Поразительно.

Увидела Катю, уви­де­ла всю ее кра­со­ту. Любовь к ней толь­ко уси­ли­лась. Больше ник­то не меша­ет любить.

Разговаривали сего­дня с Мариной и Сергеем. Раньше было труд­но с людь­ми общать­ся, все вре­мя хоте­лось что-то от них полу­чить. Теперь ниче­го ни от кого не нуж­но, поэто­му я про­сто обща­юсь, про­сто смот­рю и это очень инте­рес­но. И они спро­си­ли: «А кто смот­рит?» Шикарный вопрос, радо­сть пря­мо нахлы­ну­ла, и я гово­рю: «нико­го нет». Все так про­сто, нико­го нет. Жизнь, кото­рая у меня яко­бы была, ниче­го не сто­ит в срав­не­нии с этим.

Что я думаю про свою про­шлую жиз­нь — это не жиз­нь, это бред пья­но­го оли­го­фре­на, маразм иди­о­та, наев­ше­го­ся нар­ко­ти­ков. В какое сума­сше­ствие нуж­но было впасть, что­бы решить что я — это этот мораль­ный урод, кото­рый мне под­со­вы­вал себя с таб­лич­кой «Я».

Это неве­ро­ят­но, уже после я пыта­лась най­ти его сле­ды. Пыталась най­ти то место, где он сидел, отку­да он при­хо­дил. Но я не нашла ниче­го. Похоже, он воз­ни­кал из абсо­лют­но­го ничто. Я даже рас­стро­и­лась, пото­му что за те стра­да­ния, кото­рые у меня были, нико­гда не будет рас­пла­ты. Его боль­ше нет. И меня нет, и его нет.

Изменились реак­ции на собы­тия. Например, Катя рас­сер­ди­лась на меня, ска­за­ла, что ниче­го не хочет слы­шать о про­буж­де­нии кро­ме как в шут­ку. Вообще-то это долж­но быть обид­но. А внут­ри меня не про­изо­шло ника­кой реак­ции, но воз­никла чет­кая память о том, что рань­ше я бы нача­ла ругать­ся, пла­кать, курить или пить вале­рьян­ку. Теперь неко­му реа­ги­ро­вать, ну и лад­но.

Физически не так уж и пло­хо, хотя тря­сет ощу­ти­мо. Вчера толь­ко один день было тяж­ко, я даже пожа­ле­ла, что нет како­го-нибудь спе­ци­аль­но­го зелья на такой слу­чай. Но в прин­ци­пе сон помог.

Я рань­ше дума­ла про людей, что все живут в сво­их домах, в сво­их семьях и это нуж­но ува­жать, что нель­зя вме­ши­вать­ся в их жиз­нь. Никогда не могла так про­сто спро­сить: «а как вы живе­те?» или так про­сто прий­ти. Это пото­му что и у «меня» был свой дом, своя ракуш­ка, и «мне» бы не понра­ви­лось, если бы кто-то туда вторг­ся. Теперь все ста­ло так про­сто. Ничего у людей нет. Вообще ниче­го. Они выду­ма­ли, что какие-то вещи будут при­над­ле­жать им, что они будут решать, кому раз­ре­шить эту вещь потро­гать, кому нет. Умереть со смеху мож­но. Я посмот­ре­ла видео со встреч, все так понят­но ста­ло. Люди в зале смеш­ные. Я вспом­ни­ла, как при­хо­ди­ла к Вам со сво­им иди­о­тиз­мом и пыта­лась замас­ки­ро­вать его, что-то из себя изоб­ра­зить, чего-то от вас добить­ся, но вы вооб­ще никак не дви­га­лись и ниче­го не дава­ли. Как ска­ла, это очень точ­но. Спасибо Вам боль­шое! Нет слов, как я Вам бла­го­дар­на! До сих пор не верит­ся в это чудо, как в пер­вые дни, когда я толь­ко ходи­ла и дума­ла «это­го­не­мо­жет­быть это­го­не­мо­жет­быть это­го­не­мо­жет­быть».

ЖЖ Юли


Поделитесь с друзьями в соцсетях

Write a Reply or Comment