Анастасия Мажирина

Гуру: Михаил Молдованов

Для меня чуть ли не большее чудо, чем само освобождение и эта новая жизнь — то, что мы даже сюда «втиснулись» вместе с мужем. Вселенная вынашивала двойню. ) Но, с другой стороны, то самое зреющее под сердцем настоящее желание было именно такое. Хотя не верила, что это возможно. Теперь я его узнала )

Все началось «по-настоящему» месяца за три, когда я, поговорив с Сергеем Рубцовым, поняла многое о себе и о значении всего моего поиска для меня. По мотивам разговора я обреченно устроилась на работу — это было невероятно тяжелое для меня решение, тот самый мучите-льный шаг, который сдвинул все с мертвой точки.

Потом — так же обреченно пошла к Мише на 2-месячный курс. Уже не за ростом, опытами или развитием, как раньше, а именно «сдаваться». Мне было все равно, работают его техники или нет. Как раз в этом решении я осознала, что останусь с Мишей, больше бегать от гуру к гуру стало невозможно. Затем было пробуждение Марины, выходящее за рамки всего, что я знала о пробуждении, и клещами выдрало из меня невероятный кусок, простите, концептуального дерьма и еще чего-то вместе с этим. Все вместе это запустило такие мощные процессы воздействия всего мира на меня, что на привычный анализ и создание видимости, что все под контролем сил просто не оставлось. Я просто жила как могла.

Последнее желание
Как в классике, после отчаянных поисков, параноидальное рвение окончательно устало и набило шишек, и мы позволили быть жизни какая она есть. Правдиво: со всеми желаниями и подлинными интересами. После Мишиного курса сиддх нас понесло в Турцию «проветриться». Это невозможно описать, но это были 10 дней извращеннейшей пытки, истязаний изобилием в золотой клетке — в замечательном уединенном отеле «все включено» в одном из самых красивых мест побережья. Из хорошего было только то, что мы есть друг у друга. Ум, рвавшийся к внешнему удовлетворению, как в сказке «Золотая антилопа», был засыпан по самое нехочу золотыми монетами «счастья», которые моментально превращались в черепки. Он понял, что был в корне не прав в том, что считал счастьем, и угомонился насовсем. Вернулись мы оттуда полностью и искренно избавленными от всех желаний и счастливыми тем, что у нас есть на данный момент. Я сидела целыми днями дома, и меня это полностью устраивало. Хотелось, чтобы никто не трогал и все шло, как идет. Как в песне «Сказка» группы Каста: «уж как-нибудь проживу».

Как доваривалась каша
Весь этот трехмесячный период и в особенности — в Турции и после нее была «обычная среднестатистическая жизнь». Без лишений, страданий, жести, ужасов, крови. Внешне. А внутри, очень очень глубоко происходила ювелирная и при этом подрывная работа ))) Дни или минуты облегчения сменялись терпимыми по длительности эпизодами полного уничтожения, у меня как будто выскребали все метафизические внутренности без наркоза. Мне кажется, в женском варианте это похоже на предродовые схватки. Но это было даже приятно по-своему. И полное смирение, которому я раз от разу училась эмпирическим путем. Жить ТАК, в этом смирении было так же, как и учиться плавать, будучи выброшенным в открытое море — вполне естественно и одновременно очень тяжело.

О чем меня помимо обычной бытовухи только не болела душа — о прекрасном и волшебном великолепном высшем я, о смерти, о неизбежной разлуке с мужем, о том, какого черта эту всю канитель (жизнь) придумали, зачем я ее живу, если это не вечно. Феерическим окончанием была ночь — я даже специально посмотрела — 9й лунный день, день заблуждения, паранойи и ложных обольщений. Огорчение по одному из бытовых семейных вопросов, переросло в отчаяние, в полное сумасшествие ума и при этом очень ясную и осознанную и оттого болезненную потерю себя. Как я провела остаток ночи не рехнулась — не помню, а утром мы спонтанно поехали к Вике на дачу.

Как все кончилось
Замечательным солнечным днем в тени прохладного балкона на диване-качалке мы вели обычный разговор, без каких-либо целей и смыслов разговора.

Вика — наш близкий друг, даже лучше сказать — боевой товарищ по самоистязательным подвигам. Но с тех пор, как мы с ней расстались 3 месяца назад, она поразительным образом изменилась. (Мы подозревали, что после того, как она решительно ушла к Сергею Рубцову эти изменения могли означать только одно). И вот она, такая живая, при этом такая уравновешенная, спокойная и невероятно адекватная (совсем не тата Вика, которую мы знали) сидела и рассказывала нам о том, как протекает ее жизнь, что она чувствует и т.д. И нас вдруг как-то так мягко-мягко то ли осенило, то ли подтолкнуло, то ли мягко начало засасывать в какую-то реальность, отличную от того, в чем мы жили. Антон описал, что он чувствует и сказал: кажется, мой поиск окончен. Я стала эмционально доказывать, что я все это чувствую тоже, но как это может быть концом, если я ТАК СТРАДАЮ, я НЕСЧАСТНА. И в момент, когда я это говорила, поняла, что я сама для себя вдруг стала неубедительна. Это перестало быть правдой. Те неуловимые изменения, которые прокрались непонятно как и непонятно, собственно, куда — удовлетворяли ищущего внутри. «Я не знаю, что это, но я нашел, что искал».

Пробуждение
Мы переспали с тем, что «случилось», но ничего никуда не ушло. Дальше были 2е восхитительных суток, бурная феерия. Медленное просыпание ото сна. Сначала заторможенность и непонимание происходящего, потом недоверие к тому, куда это ты проснулся, боязнь слова оказаться в том кошмаре, который снился. Похоже на разгорающийся огонь, на просыпающийся вулкан или даже на медленно-медленно распускающийся ослепительной, невероятной красоты цветок, на открывающуюся шкатулку с невиданным сокровищем. Но это уже лишняя позия )) Важно, что НЕВОЗМОЖНО ЭТО ПОЗНАТЬ, не отдав ВСЕ, всего себя. Это понимаешь четко, ясно как озарение. И то, чем явилась эта отдача — СОВЕРШЕННО ОТЛИЧНО от того, что себе представляет ум в процессе отчаянного и — особенно — вялого поиска. Совершенно лишняя и даже вредная информация — что такое освобождение и что происходит после. Потому что это все, слышанное мной миллион раз, оказалось совершенно не тем. Это все равно НЕ ТО и НЕ ТАК, как может вообразить ум. Мой образ освобождения, освобожденного человека, его жизни и ощущения — это какая-то НЕЛЕПАЯ УРОДЛИВАЯ ПЛАСТМАССОВАЯ КОНСТРУКЦИЯ, составленная в пьяном угаре, по сравнению с той живой и естественной красотой, которую это все из себя представляет. Забудьте все описания. Просто знайте, что вы ищете именно то, что нужно и просто идите к своей цели))))

Женский путь?
П.С. Может быть, это поможет женщинам, мой опыт отдачи. Для меня это — семья, муж. Женский путь — странноесочетание накопления в жизненных ситуациях и поступках — решительности, уверенности, женской силы, самостоятельности, ответственности — ОДНОВРЕМЕННО с отказом от этого: покорностью, смирением перед мужем, богом во всей своей красе. С полной отдачей своей набирающей силу личности — своему избраннику. Муж и бог в процессе поиска стали синонимами. И совсем не в том пошловато-романтическом смысле. В моем понимании женщина так устроена. Для нее самая естественная точка концентрации силы эволюции, проявления божественной воли — мужчина, которому она так или иначе в данный момент отдает себя. Это вроде как проще, чем покориться разнообразной вселенной во всех ее проявлениях (не нужно голову ломать, где тут божественная воля и что она хочет от тебя в данный момент) и сложнее одновременно.

Где-то здесь, в этом балансе накопления и сдачи крылась настоящая, а не ложная, внешняя или притворная отдача. День за днем жесткая внутренняя борьба, каждый кусочек Себя приходилось выгрызать, снова и снова поступаться своими принципами, эгоистическими соображениями. Было иногда совершенно дико — я думала — ЗАЧЕМ, это несправедливо, я ЭТО не отдам, хотя бы в этой ситуации — не отдам. Но кто-то внутри знал, что именно так надо. Это все, наверное относится к наиболее осознанной части «саморазрушения». До этого была скорее подготовка, разминка — так попробовала, тут схитрила, тут поискала, тут сдала позиции, тут пострадала, но все как-то вяленько что ли, не насмерть. Пока ты не «сжег мосты», всегда втайне знаешь, что это тебя не доканает, как бы УЖАСНО это ни выглядело с точки зрения ситуации. Со мной это сжигание пути назад произошло, когда я поняла, что мой мужчина — это Антон, мой гуру — Миша, что я с ними до конца, навсегда, пока эта чертова жизнь не подойдет к какому-никакому финалу — пробуждению или смерти. Тут то, в этих тисках из меня и сделали отбивную. За что я их безмерно благодарю и люблю, хоть они и садисты )))

(прим. для женщин: удивительно, что я, будучи замужем за Антоном и любя его всем сердцем, не осознавала, что глубоко внутри есть такая графа «я принадлежу ему навек» и что даже нужно заработать некий опыт или мудрость, чтобы там суметь расписаться).


Поделитесь с друзьями в соцсетях

Write a Reply or Comment