Ольга Родионова

Ольга Родионова


Гуру: Сергей Рубцов
Я все­гда была увле­че­на теат­ром, лите­ра­ту­рой, обще­ст­во­зна­ни­ем. Любила оди­но­че­ство, за что меня руга­ла мама. Я гуля­ла, дума­ла и вся отда­ва­лась тому, что мне нра­вит­ся. Если мне нра­ви­лась лите­ра­ту­ра, то у меня была по это­му пред­ме­ту твёр­дая «пятёр­ка». То же — с теат­ром. Меня не сму­ща­ли ни анги­на, ни нехват­ка вре­ме­ни на уро­ки. Я шла туда.

Однажды, когда я учи­лась в стар­ших клас­сах, мой теат­раль­ный педа­гог при­нёс мне кни­гу Гёссе «Сиддхартха». Она ста­ла моей глав­ной кни­гой. Я про­чи­та­ла её за один день, и любо­вь к Будде, гар­мо­нии, поиск оста­лись со мной навсе­гда. Я меч­та­ла сыг­рать Будду. Эта кра­со­та, изя­ще­ство захва­ти­ли меня.

Окончила шко­лу. В Театральной Академии я про­ва­ли­лась на всех экза­ме­нах и пошла в Балтийский инсти­тут. В той груп­пе толь­ко мне нуж­ны были эти заня­тия, и я при­хо­ди­ла на все лек­ции, в буд­ни и выход­ные. Я отда­ва­ла все силы, что­бы стать про­фес­си­о­на­лом и быть достой­ной сво­ей про­фес­сии. Поэтому все­гда было мно­го рабо­ты. Учёба в теат­раль­ном ста­ла моим путём к само­со­вер­шен­ство­ва­нию.

Окончила инсти­тут, сыг­ра­ла диплом­ные спек­такли, и ока­за­лось, что я, такая талант­ли­вая и заме­ча­тель­ная, нико­му не нуж­на. В резуль­та­те, я ста­ла рабо­тать в Детском Муниципальном Театре, где мне, так как я бра­ла любую рабо­ту, дали прак­ти­че­ски весь репер­ту­ар, кото­рый смо­гли.

Я про­дол­жа­ла искать, хоте­ла раз­ви­вать­ся. Когда чело­ве­ку что-то нуж­но, когда он неспо­ко­ен, ищет нечто нема­те­ри­аль­ное, то к нему это обя­за­тель­но при­хо­дит.

Как-то я шла в теат­раль­ную биб­лио­те­ку и заме­ти­ла объ­яв­ле­ние о лет­нем актёр­ском лаге­ре. Все свои отпуск­ные я отдаю на эту поезд­ку. Это был «сума­сшед­ший» театр. Именно там нача­лись без­воз­врат­ные пере­ме­ны в моей жиз­ни, была раз­бу­же­на моя духов­но­сть. Кроме мате­ри­аль­ных пла­нов, мыс­лей, в чело­ве­ке есть нечто, что мож­но раз­бу­дить… и он ста­нет ищу­щим.

Я ухо­жу из Детского теат­ра и при­хо­жу в эту экс­пе­ри­мен­таль­ную теат­раль­ную сту­дию «Новая актёр­ская шко­ла». Работала бес­плат­но. С это­го момен­та всё то, что я назы­ва­ла собой, всё, что мне нуж­но, всё, что я умею, на что я спо­соб­на, всё начи­на­ет «отпа­дать». Я пони­маю, что в инсти­ту­те я ниче­му не научи­лась, я не знаю ни кто я, ни какое моё место в этом мире. То есть я теряю про­фес­сию, уве­рен­но­сть в жиз­ни, в том, что я знаю куда и зачем идти, и дол­гое вре­мя эта сту­дия была моим един­ствен­ным смыс­лом жиз­ни. Я силь­но при­вя­за­лась к теат­ру и сво­е­му Мастеру. Друзья из моей про­шлой жиз­ни ухо­ди­ли, исче­за­ли, и я тоже отда­ля­лась от сво­ей семьи в этот пери­од. В этой экс­пе­ри­мен­таль­ной сту­дии была самая силь­ная прак­ти­ка: не толь­ко с утра до вече­ра, но даже ночью тре­нинг про­дол­жал­ся. На меня воз­ло­жи­ли долж­но­сть помощ­ни­ка, поэто­му я бра­ла на себя ответ­ствен­но­сть, и если что-то не полу­ча­лось, силь­но пере­жи­ва­ла. В этом теат­ре я полу­чи­ла мно­го мисти­че­ско­го опы­та.

Через год рабо­ты, летом, мы на месяц поеха­ли в путе­ше­ствие по нала­жи­ва­нию «про­фес­си­о­наль­ных свя­зей», орга­ни­зо­ван­ное по «местам силы»: Алтай, Иссык-Куль, Ольхон. Я еха­ла подав­лен­ная и без сил. Прошедший год меня силь­но вымо­тал: дру­зей поте­ря­ла, из семьи ушла, кон­цеп­ции отва­ли­лись, жиз­нен­ная плат­фор­ма пошат­ну­лась. Я оста­лась оди­но­ка, боль­ше не могла раз­го­ва­ри­вать с Мастером и делить­ся с ним.

Поворотным момен­том в этом путе­ше­ствии ста­ла встре­ча с жен­щи­ной-шама­ном. Мы с груп­пой пош­ли ночью к ска­ле на риту­ал. Это была не игра, всё было очень серьёз­но. Для это­го риту­а­ла жен­щи­на ска­за­ла нам сде­лать костёр на краю ска­лы, а осталь­ные гото­ви­ли еду для духов. Потом она пере­оде­лась в шаман­скую одеж­ду, рога и сапо­ги, дала мое­му Мастеру бубен. По кру­гу пусти­ли чаш­ку с моло­ком и конья­ком, каж­дый делал гло­ток. После это­го мы вста­ли в круг, гром­ко зву­ча­ли буб­ны. Обряд нача­ли с меня. Подошла шаман с буб­ном и ста­ла «про­би­вать» меня им с голо­вы до ног. Казалось, звук шёл со всех сто­рон. Через какое-то вре­мя я нача­ла силь­но дышать, голо­ва под­ни­ма­лась к небу. Я иска­ла духа этой горы, пла­ка­ла и чув­ство­ва­ла, что на меня льёт­ся Вселенская любо­вь. Это было тран­со­вое состо­я­ние, я бега­ла по всей горе, рва­лась в костёр. Когда очну­лась, уви­де­ла, что с одно­группни­ка­ми тоже про­ис­хо­дит что-то стран­ное. Вышла я из тран­са, когда Мастер спро­сил, еду ли я домой. Сказала, что еду. Утром мы сели обсуж­дать про­изо­шед­шее. Мастер ска­зал, что либо я ана­ли­зи­рую, что про­изо­шло, и он берёт меня на поло­ви­ну пути, либо я ухо­жу. Я гуля­ла по горо­ду и про­си­ла Бога помочь мне сде­лать пра­виль­ный выбор. Вечером я ушла. Вдвоём с мужем мы вер­ну­лись домой.

После путе­ше­ствия моё состо­я­ние не изме­ни­лось, была подав­лен­но­сть, силь­ная и глу­бо­кая депрес­сия. Я пони­ма­ла, что духов­но умер­ла, и не виде­ла ника­ко­го смысла в том, что я хожу и дви­га­юсь. Но я хоте­ла жить и иска­ла спо­соб выбрать­ся. Я выпи­са­ла все церк­ви в нашем горо­де и ста­ла ходить по ним, рас­смат­ри­вая ико­ны. Мне нуж­но было спа­стись, выбрать­ся из этой смер­ти. Церковь дава­ла вре­мен­ное облег­че­ние, потом я воз­вра­ща­лась обрат­но, в безыс­ход­но­сть… И тогда я ста­ла искать выход в раз­ных фило­соф­ских и эзо­те­ри­че­ских груп­пах. Я изу­ча­ла каж­дую груп­пу, кото­рую нахо­ди­ла, и пыта­лась понять, что эта кон­крет­ная груп­па может мне дать. Меня не удо­вле­тво­ря­ли вре­мен­ные улуч­ше­ния, я иска­ла то, что будет со мной все­гда, то, что не будет зави­сеть ни от масте­ра, ни от тече­ния, ни от прак­ти­ки. Чтобы это было все­гда со мной, и ник­то ника­ки­ми сила­ми не смог это отнять. В общем, разо­ча­ро­вав­шись в этих груп­пах, я наткну­лась на «Страничку про­свет­лён­но­го Сергея Рубцова». Почему-то дол­го не реша­лась всту­пить, захо­ди­ла и чита­ла. Был какой-то страх. Так как я пони­ма­ла, что дви­же­ние — это жиз­нь, а дей­ствия — это выход, я всту­пи­ла в эту груп­пу и ста­ла в ней писать. Именно там я впер­вые уви­де­ла запись «Зов поис­ка» с Пападжи, услы­ша­ла такие сло­ва как «Пробуждение», «Атман». Это видео про­из­ве­ло на меня очень силь­ное впе­чат­ле­ние, внут­ри что-то откры­лось, и я нача­ла пла­кать с пер­вых минут. Я почув­ство­ва­ла, что за Папажди что-то есть, и оно зва­ло меня! Впервые за дол­гое вре­мя я зажглась радо­стью.

Написала Сергею сооб­ще­ние, он дол­го не отве­чал. Потом напи­сал: «Приходи». На сле­ду­ю­щий день я при­шла, что тоже было страш­но, так как я не зна­ла, куда я иду, к кому и о чём это все. Придя домой к Сергею, я ниче­го не смо­гла ни спро­сить, ни ска­зать. Он спро­сил: «Чего ты хочешь?» Я отве­ти­ла: «Покоя». Сергей ска­зал, что его нико­гда не будет. Так я поте­ря­ла надеж­ду на покой.

Первое вре­мя ниче­го не дела­ла, не всту­па­ла в раз­го­во­ры и не вклю­ча­лась в жиз­нь Школы и людей. Впервые села на стуль­чик и почув­ство­ва­ла Тишину. Последнюю ниточ­ку надеж­ды забра­ли. Я не знаю, что заста­ви­ло меня пове­рить Сергею, согла­сить­ся, но я согла­си­лась тогда, что я «умру» здесь. У меня не оста­ва­лось жела­ний, и искать уже было негде, я ста­ла ходить в Школу. Я сиде­ла и чув­ство­ва­ла, как буд­то нечто льёт­ся в меня, и все мои раны после это­го бур­но­го года затя­ги­ва­ют­ся. Приходили ребя­та, рас­ска­зы­ва­ли об опы­тах, и я ста­ла при­смат­ри­вать­ся к прак­ти­кам, к людям. Я уви­де­ла Мишу, кото­рый был из моей сти­хии, близ­кий, с горя­щи­ми гла­за­ми. И я ста­ла делать прак­ти­ку. Читала кни­гу Сергея. Было инте­рес­но… чело­век про­шёл такой Путь… Что же он искал? Единственное, что я услы­ша­ла: нуж­но делать, как гово­рит Пробуждённый. Значит так и будет. Я дела­ла безо вся­ких надежд. Просто дела­ла. Через какое-то вре­мя Сергей дал лист бума­ги и ска­зал напи­сать, чего я хочу. И, сидя перед этим листом, я уви­де­ла един­ствен­ный живой ого­нёк, я поня­ла, что моё един­ствен­ное насто­я­щее жела­ние с 9 клас­са — быть Буддой. В соци­у­ме нехо­ро­шо, нескром­но и некра­си­во гово­рить, что я хочу быть Богом…

Дальше этот ого­нек не поту­хал, а рос. Был тяжё­лый пери­од прак­тик, ухо­ди­ли послед­ние вещи. Было страш­но ходить в Школу, стал­ки­вать­ся с неиз­вест­ным, всё вре­мя было боль­но. Я ска­за­ла Сергею, что мне страш­но. Ответил: «Но ты же идёшь?» Иду. Практиковала я, отда­ва­ясь вся прак­ти­ке, пока не упа­ду, пока не оста­нет­ся сил, хоть я и счи­та­ла её безум­ной. И она (прак­ти­ка) была пол­ной и страст­ной. Меня не вол­но­ва­ло, что про­ис­хо­дит: я пла­ка­ла, моё тело тряс­лось и кача­лось. Я про­сто дела­ла. Это был страст­ный, интим­ный раз­го­вор с Богом, как если бы я дол­го была раз­де­ле­на с ним иллю­зор­ной чер­той. Мне хоте­лось пре­одо­леть эту чер­ту меж­ду мной и им, я про­си­ла, что­бы меня боль­ше не оста­лось, что­бы Он забрал меня, что­бы остал­ся толь­ко Он.

Моё жела­ние накап­ли­ва­лось, раз­го­ра­лось, и Пробуждение Миши ста­ло для меня очень силь­ным толч­ком. Парень полу­чил какой-то опыт, кото­рый был выше все­го, что я зна­ла! Я поня­ла, что если он сде­лал, то и я смо­гу! Я не могла ждать боль­ше. Прямо сей­час! Я слу­ша­ла Мишу, что­бы понять, что нуж­но делать для Пробуждения. Он гово­рил, что необ­хо­ди­мо встать на Путь, прий­ти и остать­ся. После встре­чи 21 декаб­ря я пишу пись­мо Мише, что знаю, что я не вста­ла на Путь, что я хожу око­ло и не реша­юсь сде­лать этот шаг. Он отве­тил, что я боюсь взять ответ­ствен­но­сть на себя. Понимаю, что прав­да. Ответила, что беру ответ­ствен­но­сть за свою жиз­нь, за этот шаг и что я пой­ду до кон­ца. В этот день я встаю на Путь и полу­чаю опыт Пробуждения.

Я поня­ла, что у Гуру бес­ко­неч­но боль­шое серд­це, оно все­гда откры­то. Из серд­ца Гуру льёт­ся неопи­су­е­мая любо­вь к каж­до­му ищу­ще­му. Не ищу­щий верит в Гуру, а Гуру верит в ищу­ще­го, и каж­дое мгно­ве­ние про­из­но­сит его имя и зовёт его к его Пробуждению. Ищущему надо толь­ко открыть­ся ЭТОМУ и слить­ся в одной Реальности с Гуру. Любовь Гуру без­мер­на, бес­ко­рыст­на и вся посвя­ще­на Ищущему, толь­ко для него он жив!!!

Гуру, Богу ты отда­ешь ВСЁ! Кровь, мозг, серд­це, душу — всё до послед­не­го волос­ка, до малень­ко­го паль­чи­ка. Отдаваясь, ты сли­ва­ешь­ся с Бесконечностью… Отдайте всё — это кра­си­во, отда­вать­ся — это наи­выс­шая кра­со­та, это послед­ний акт совер­ша­е­мо­го Вами дей­ствия. Полная, страст­ная отда­ча, горя­чая отда­ча и всё!!! Дальше — толь­ко бла­жен­ство… Больше не о чем будет бес­по­ко­ить­ся.

Я не счи­таю себя более или менее про­буж­дён­ной, чем каж­дый из вас. Мы все — одно. И толь­ко каж­дый отве­ча­ет за свою сво­бо­ду или несво­бо­ду, за сча­стья или несча­стья. Как кто-то может быть не про­буж­дён­ным??? Это Атман, как гово­рят инду­сы, я при­вы­кла назы­вать это Бог. Можно верить или не верить в анге­лов и дья­во­ла, мож­но верить или не верить в себя. Лучше верить в себя и пол­но­стью нести ответ­ствен­но­сть за то, что сей­час! Каждый Бог! И в этом смысле нет учи­те­лей, мы рав­ны! Поняв это, каж­дый пере­ста­нет себя отде­лять от дру­го­го и от мира, в кото­ром он живёт, и, сле­до­ва­тель­но, от все­го, что здесь про­ис­хо­дит. Не могу ина­че назы­вать вас как Друзья! А про­буж­дён­ный — это ещё одна роль, ещё один сан или игра, в кото­рую игра­ют люди, ста­вя одно­го на роль учи­те­ля. Хватит! Мы — Бог! Мир — Бог, Я — Бог, Ты — Бог, и ниче­го в мире не суще­ству­ет, кро­ме НЕГО!!! Заканчивайте эти игры!!! Будьте теми, кто вы есть на самом деле, — еди­ным, бес­ко­неч­ным, чистым, радост­ным Богом!!! И всё пре­об­ра­зит­ся!!! Как хочет­ся это уви­деть!!! Увидеть людей, счаст­ли­вых и сво­бод­ных!!! Ведь это так и есть, и боль­ше ниче­го!!! Как мне хочет­ся уви­деть людей, кото­рые Проснулись, и, осо­знав свою при­ро­ду, боль­ше не заснут!!! Это пре­крас­ней­шее в мире Цветение!!! Я люб­лю Вас, дру­зья!!!


Поделитесь с друзьями в соцсетях

Write a Reply or Comment